Удк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова icon

Удк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова



НазваУдк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова
Дата конвертації16.01.2013
Розмір129.24 Kb.
ТипДокументи
джерело
1. /Овчинникова.docУдк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова

УДК 81’373.612

А.Н. Овчинникова

ПРОИЗВОДНЫЙ ЗНАК В ТЕКСТЕ: ОПЫТ ПОСТРОЕНИЯ СЕМАНТИКО-СИНТАКСИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ

Содержанием знака является стереотип. Представление стереотипов и их преобразований формирует модель мира. Предлагаемый автором приём семантической конденсации слова и предложения (текста) опирается на результаты типологического сопоставления способов представления стереотипов в русском и китайском языках. Выбранный для анализа аспект содержания знаков связан с общим для предложения и слова механизмом порождения номинативных единиц путем свёртки и развёртки смысла.

Ключевые слова: комбинáторная семантика, модель мира, стереотип, производное слово, номинативная единица, предложение, русский и китайский языки.

Семантическая типология порождения знаков концептуально опирается на теорию семантического кодирования (В.В.Мартынов) и принципы исчисления семантики предметных областей (А.Н.Гордей), представляя в содержательном плане дальнейшее развитие теории языка в русле комбинáторной семантики как особой отрасли научного знания.

Универсальный семантический код (УСК) это система, способная понимать мир, т.е. формировать новые понятия и строить гипотезы и причинах и следствиях ситуаций [10: 12]. Комбинáторная семантика лингвистическая дисциплина, изучающая отношение языка к модели мира (в отличие от философии, призванной изучать отношение модели мира к миру). Принятое в данной отрасли научного знания разграничение «внутреннего кода, языка и речи, модели мира и языковой картины мира снимает ряд противоречий в анализе содержания текста и слова» [3:34]. Развитие идеологии комбинáторной семантики видится нам в развитии её исходных положений (в формулировке А.Н.Гордея):

  1. «семантика это раздел языкознания, изучающий отношение языка к модели мира»;

  2. «в основе мышления лежит некий внутренний код»;

  3. «внутренний код конструирует модель мира, которая затем интерпретирует язык»;

  4. «язык является прежде всего средством сознательного управления интеллектуальной деятельностью, протекающей, главным образом, на подсознательном уровне» [4:17].

Приложение нового знания приобретает особую актуальность в общетеоретических исследованиях при сопоставлении разных интерпретаций языка. Выбранный нами для анализа аспект содержания номинативных и предикативных единиц в русском и китайском языке позволит продемонстрировать различные типы моделирования единиц языка и единиц речи в зависимости от трёх исходных условий: а) способа порождения знака, б) способа выражения значения знака и в) способа понимания знака. Данные антитетических языков (т.е. графически, генеалогически, типологически и ареально противоположных), каковыми являются русский и китайский, необходимо привлекать для получения более достоверных сведений об объекте исследования в соответствии с требованием непротиворечивости и сопоставимости семантических описаний. Данное требование обусловлено принципиальным различием модели мира (пресуппозиции) и языковой картины мира (презумпции). С учетом указанного различия появляется реальная возможность «увидеть» за разнообразием семантических описаний конкретных этнических языков единство глоттогонического процесса.

Естественный язык постоянно опирается на модель мира, перенося на нее основную семантическую нагрузку, в результате мы лишь благодаря жизненному опыту правильно понимаем фразы сесть на диету, лежать на солнце (сидеть и лежать можно только на несущей поверхности, например, на стуле, кровати); притягивать внимание (но: «тягой приблизить, таща придвинуть», например: Притянуть лодку к берегу) [2:52]; поднять вопрос (но: «переместить путем перенесения», например: Поднять штангу); ср. также: закатить истерику, снять фото, стоять в дверях, переступать с ноги на ногу и мн. др.

Модель мира не дана нам в непосредственном наблюдении, поэтому текст есть одно из возможных отображений наших впечатлений о мире. Мы рассматриваем такой текст, который по своим формальным признакам соотносится с предложением. Предполагается, что в изречении смысл знака считывается с опорой на презумпцию (термин Е.В.Падучевой) [15] сведения из контекстного окружения и пресуппозицию – модель мира. В отличие от презумпции, пресуппозиционная семантика это семантика слова через информацию, не наличествующую в данном высказывании. Иногда под пресуппозиционной семантикой подразумевают условия сквозного текста, когда одно предложение может быть понято должным образом благодаря другому (подсказывающему) предложению. Однако такое понятие пресуппозиции не совсем точно, так как применительно к одному предложению осложняется отсутствием предыдущего контекста. Получатель текста при понимании изречения вынужден опираться на модель мира.

Изречение доносит мысль до сознания адресата в конденсированном виде. Способом свёртки информации в изречениях часто выступает синтаксическая конструкция тот, кто [14]. В семантическом плане она манифестирует субъект, который тождественен самому себе, следовательно, в позиции субъекта мы имеем ядерный семантический компонент субъект-в-субъекте (S2-в-S1, где тот = S1, кто = S2), который определяется двумя предикатами P1 и P2. Продолжим процесс свёртки и на основе полученной парафразы выведем семантико-синтаксическую модель изречения – (S2-в-S1 P2) P1. Например: Нет более слепого, чем тот, кто не желает видеть (К.С.Станиславский) = Не желающий видеть слеп (S1P1 = Тот слеп; S2 P2 = Кто не желает видеть); Жалок тот, кто живет без идеала (И.С.Тургенев) = Живущий без идеала жалок; Человек, который не проявляет ума, тем самым проявляет свою глупость (Н.Г.Гарин-Михайловский) = Не проявляющий ума глуп и др. [1].

Разрабатывая прием семантической конденсации изречения, мы методологически опираемся на идеи А.В.Исаченко [6] в их развитии В.В.Мартыновым. Исследование сложноподчиненных предложений с придаточным определительным неизбежно выводит на общий для предложения и слова механизм порождения номинативных единиц путем свёртки или развёртки смысла. Предложение Женщина, которую никто никогда ни в чем не упрекал, вошла в его жизнь может быть преобразовано в предложение Безупречная женщина вошла в его жизнь, в котором придаточное определительное преобразовано в модификатор субъекта [8: 154].

В терминах комбинаторной семантики номинативная единица – это устойчивая последовательность знаков, в которой один знак (модификатор) определяет другой (актуализатор). Например: безупречная женщина, записная книжка, железная дорога, бежать галопом. А само слово рассматривается как свернутая номинативная единица (хвойный лес хвойник, большая дорога большак) [2: 33; 3: 35].

Показателен следующий пример. Один из персонажей в фильме «Умножающий печаль» сообщает по телефону: Человека по прозвищу Кот в номере нет, только три двухсотых. Ясно, что знак двухсотый является результатом свёртки номинативной единицы груз 200, где свёртка происходит в пользу модификатора 200.

Для заимствованных слов двухкомпонентность устанавливается через обращение к языку-источнику, например: русское азарт ‘задор, запальчивость, горячность’ от французского hasard ‘случай, удача’ восходит к арабскому az-zahr ‘кости для игры’ [16,1: 62].

Однако логограммы лучше, чем фонографические знаки показывают, как устойчивая комбинация двух знаков превращается в новый знак. Например, интерпретация китайской составной идеограммы «лаять» сводится к сравнению представлений «действие рта» [«рот» "коу"] и «действие собаки» [«собака» "цюань"], в результате чего возникало вторичное представление «рот с (временным) признаком собаки» (= «лающий рот»), потом устойчивость этого представления превратила временный признак в постоянный, закрепила комбинацию знаков (пиктограмм), что и привело к возникновению нового знака – идеограммы «лай» (= «лаять») ["фэй"] [8: 97-98]. Другие примеры: «дерево» ["му"] и «слон» ["сян"] = «дуб» ["сян"], «рука» ["шоу"] и «работа» ["гун"] = «ручная работа» [手工 "шоугун"].

Согласно теории номинации Я.Розвадовского [18], всякий акт номинации есть порождение двусоставного образования, состоящего из идентифицирующего и дифференцирующего элементов (определение + определяемое). Идентифицирующий признак Я.Розвадовского является собственно самим знаком (например, пятно), а дифференцирующий его модификатором (родимое пятно). Номинативная единица может конденсироваться в однокомпонентную (например, родимое пятно родинка, газированная вода газировка, белый заяц беляк), а может сохранять свою двухкомпонентную структуру (белое пятно, дистиллированная вода, белый медведь). Таким образом, любой деривационный процесс, любое образование новой лексемы протекают по общему принципу развития от двухкомпонентности к однокомпонентности.

Проблема производности в комбинаторной семантике принимает вид семантического порождения знаков в результате рекомбинации (свёртки или развёртки) бинарных структур (т.н. генеративный лексикон). «Любой знак вообще, пишет В.В.Мартынов, должен в конечном счете восходить к какому-то породившему его знаку, снабженному модификатором. Например, знак ушанка можно возводить к шапка-ушанка, шапка с ушами, но словосочетание *ушная шапка не отмечено в русском языке. Однако это роли не играет, поскольку с ушами является таким же модификатором к шапка, как и ушная. Дело только в том, что в таких случаях преобразование носит сугубо семантический характер» [11: 58].

Номинативные единицы манифестируют отношение знаков к элементам представлений, коммуникативные единицы отношение знаков к ситуации, т.е. номинативные единицы обозначают (называют) стереотип (понятие), а коммуникативные единицы описывают (предицируют) ситуацию (событие). Данные единицы относятся к разным планам: номинативные единицы относятся к парадигматике, коммуникативные к синтагматике. На фоне различий между единицами разных планов нам видится актуальным экспликация общих компонентов в содержании знаков.

Известно, что словообразование реализуется в речи, где постоянно работает механизм деривационной редукции, позволяющий сконденсировать предложение без существенных потерь информации. Приведем пример из книги В.В.Мартынова «Категории языка»: Люди рубят лес + Люди впервые поселились в Сибири = Лесорубы первые поселенцы Сибири. Редукция подобного вида получила название парадигматической трансформации [9: 131]. В дальнейшем она может перейти в семантическую конденсацию и инициировать деривационный процесс в соответствии с существующими или потенциально возможными словообразовательными моделями. Предложение сворачивается в номинативную единицу, номинативная единица сворачивается в слово (знак).

С гносеологической точки зрения, семантическая конденсация является следствием процедурального представления знания в психике коммуникаторов. Объединение представлений о любом фрагменте действительности происходит путём нахождения и установления стереотипов. В терминах комбинаторной семантики стереотип – закодированный интеллектом повторяющийся элемент в копии мира. Стереотипы – это первичные понятия о мире, которые формируются интеллектом на подсознательном уровне [3].

Интеллект строит модель мира двумя способами: декларативным (перечислением стереотипов) и процедуральным (процедурой порождения стереотипов). Процедуральное представление скрытого знания (модели мира) позволяет разделить стереотипы на индивиды и их признаки и дает возможность рассматривать процессы, в которых участвуют индивиды, как их переменные или постоянные признаки, например, если врач в лесу рубит дерево, то это значит, что в данный момент времени он является не врачом, а дровосеком, и наоборот, если некто постоянно лечит людей, то этот некто врач [2: 36].

Разница между декларативным и процедуральным представлением знаний состоит в том, что первое определяет индивид через вопрос «что он такое?», а второе через вопрос «для чего он используется?» Все определения слова дверь в словаре С.И.Ожегова являются декларативными: «дверь» это проём, «дверь» это отверстие, «дверь» это створ. Ср.: «ДВЕРЬПроём, отверстие в стене для входа и выхода, а также створ для закрытия этого отверстия’» [13: 150]. В процедуральном представлении «дверь» есть стандартное средство доступа внутрь или наружу локуса. Именно процедуральное представление знаний позволяет установить семантическое расстояние между стереотипами внутри их архитектуры. Например, выявить изоморфизм семантических структур стереотипов «дверь» и «пробка».

В лексических микросистемах обозначаемые знаками стереотипы могут сравниваться друг с другом и включаться друг в друга. При формальных различиях все элементы, принадлежащие к одной и той же лексической микросистеме, имеют одинаковый ядерный стереотип. Формальный анализ дефиниций выявляет процедуру идентификации ядерного стереотипа посредством синтаксической конструкции тот, кто для производных наименований лица. Например, в 17-томном «Словаре русского литературного языка» кляузниктот, кто занимается кляузами’; крамольниктот, кто занимается крамолой’, склочниктот, кто занимается склоками’ и мн. др. [16]. О том, что дефиниции эксплицируют именно стереотипы, свидетельствуют их преобразования по модели знак + модификатор = новый знак. Так, модель «человек» + «охота, охотиться» = «охотник» представляет стереотип «[любой], кто охотится [постоянно] – охотник» (ср. в кит. яз.: 好打猎的人 "хао дале·дэ жень", букв.: ‘хорошо охотящийся человек’ > 猎人 "лежень" ‘охотник’).

Стереотип является содержанием знака. В комбинаторной семантике главную роль играет не форма знака, а его семантическая формула (семантический код). Процедура установления стереотипов позволяет типизировать семантику знака. Становится несущественным характер дистрибуции суффиксов, например, по типу тех основ, к которым они присоединяются. Важно вычленить, то общее, что объединяет производные слова, формально образованные от основ разных частей речи и с помощью разных аффиксов.

Современная типология пока не располагает общими исследованиями рекомбинации стереотипов как фундаментального механизма порождения знаков, тем более, применительно к антитетическим языкам. Конструкции «тот, кто», «тот, который» запрещены китайским синтаксисом, однако регулярно используются в русском переводе. Приведем примеры перевода некоторых изречений:

Русский литературный перевод: Тот, кто, обращаясь к старому, способен открывать новое, достоин быть учителем (Конфуций) [1].

Китайский оригинал: 子曰:温故而知新,可以为师矣.

Буквальный перевод: Учитель сказал: подогревающий старое и узнающий новое, может быть учителем [6].

Русский литературный перевод: Тот, кто знает врага и знает себя, не окажется в опасности и в ста сражениях (Сунь-цзы).

Китайский оригинал: 知彼知己,百战不殆.

Буквальный перевод: Знай себя, знай врага, в ста сражениях не будет опасности [17].

Сопоставление оригинальных изречений китайских философов и их перевода на русский язык связано с проблемой понимания знака в его отношении к модели мира. У носителей разных языков модели мира различаются, и потому имеют место разные способы означивания феноменов окружающего мира – стереотипов, которые априорно являются универсальными.

«При выполнении любой работы всегда налицо: агент действия, инструмент действия, некая цель и некий продукт труда» (Т.Котарбинский) [12: 141], т.е. в нашем случае – 4 стереотипа. УСК-представление: ((XY))Z)W, где X субъект, Y инструмент, Z объект, W результат («агент действия посредством инструмента действия (осуществляет некоторую цель), создает продукт труда» [12: 141]). Преобразование одних стереотипов в другие выстраивает модель мира, при этом происходит столкновение (взаимодействие) индивидов и их признаков.

Построение семантико-синтаксических моделей изречений и сопоставление способов представления стереотипов при помощи слов и номинативных единиц в русском и китайском языках позволит решить многие проблемы универсального устройства естественных языков.

  1. Великие мысли великих людей: Большая книга афоризмов. М., 2004.

  2. Гордей А.Н. Принципы исчисления семантики предметных областей. Минск, 1998.

  3. Гордей А.Н. Основания комбинáторной семантики // Слово и словарь = Vocabulum et vocabularium: Сб. науч. тр. по лексикографии Гродно, 2005. С.32-35.

  4. Гордей А.Н. Модель мира как пресуппозиция языковой картины мира // Художественный дискурс: интерпретация и коммуникативные константы: Мат-лы науч.-теорет. конф. Минск, 2006. С.17-19.

  5. Исаченко А.В. К вопросу о структурной типологии словарного состава славянских языков. XXVII, 3. Slavia, 1958.

  6. Конфуций. Я верю в древность. М., 1995.

  7. Мартынов В.В. Кибернетика. Семиотика. Лингвистика. Минск, 1966.

  8. Мартынов В.В. Семиологические основы информатики. Минск, 1974.

  9. Мартынов В.В. Категории языка. М., 1982.

  10. Мартынов В.В. Универсальный семантический код: УСК-3. Минск, 1984.

  11. Мартынов В.В. Основы семантического кодирования. Опыт представления и преобразования знаний. Минск, 2001.

  12. Мартынов В.В. Китайская семантика в системе исчисления примитивов // Пути Поднебесной: Сб. науч. тр. Минск, 2006. Вып.1. С.131-151.

  13. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 2003.

  14. Овчинникова А.Н. Семантико-синтаксическая модель изречений с опорным знаком тот, кто // Художественный дискурс: интерпретация и коммуникативные константы: Мат-лы науч.-теор. конф. Минск, 2006. С.69-72.

  15. Падучева Е.В. Понятие презумпции в лингвистической семантике // Семиотика и информатика. М., 1977. Вып.8.

  16. Словарь современного русского литературного языка: В 17 т. М.-Л.: Наука, 1948-1965.

  17. Суньцзы. Искусство войны // http://www.kulichki.com/path/library/artofwar.html;

论语(中英文对照本). 台北,1983;孙子.兵法.― 北京,1995.

  1. Rozwadowski J. Słowotwórstwo i znaczenie wyrazów. Warszawa, 1960. T. III.

A.N. Ovchinnikova

DERIVED SIGN IN THE TEXT: AN EXPERIMENT OF SEMANTIC-SYNTACTICAL MODEL CONSTRUCTION

A stereotype is the content of a sing. Manifestation of stereotypes and their recombinations shape the model of the world. The procedure of semantic condensation of a word and a sentence (text) presented in the article rests on the results of typological comparison between the ways of manifestation of stereotypes in Russian and Chinese. The chosen aspect of analysis of sign content is connected with the mechanism of generating nominative units through the processes of sense compression and unfolding which is common for the sentence and the word.

Key words: combinatory semantics, model of the world, stereotype, derived word, nominative unit, sentence, Russian and Chinese.

А.М. Овчинникова

ПРОИЗВОДНЫЙ ЗНАК В ТЕКСТЕ: ОПЫТ ПОСТРОЕНИЯ СЕМАНТИКО-СИНТАКСИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ

Вмістом знаку є стереотип. Маніфестація стереотипів і їх перетворень формує модель світу. Запропонований автором прийом семантичної конденсації слова та речення (тексту) спирається на результати типологічного зіставлення способів маніфестації стереотипів у російській і китайській мовах. Обраний для анализу аспект вмісту знаків пов’язаний з загальним для речення і слова механізмом творення номінативних одиниць шляхом згортання та розгортання змісту.

Ключові слова: комбінáторна семантика, модель світу, стереотип, похідне слово, номінативна одиниця, речення, російська та китайська мови.



Схожі:

Удк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова iconО. Ю. Карпенко (Одеса) удк 81’373. 2: 165. 194 Когнітивна ономастика як новий напрямок вивчення власних назв реферат
В межах ментального лексикону онімічні концепти: 1 слугують організаторами цього лексикону; 2 формуються у фрейми; 3 зазнають категоризації,...
Удк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова iconО. Ю. Карпенко (Одеса) удк 811. 161. 2’373. 2
Чернівцях вулиця – Кобилянської, хоч вона не є ні найбільшою, ні найважливішою; загалом же знаність пов’язана з розмірами); 5) мовною...
Удк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова iconО. Ю. Карпенко (Одеса) удк 81. 373. 2 Асоціативне визначення семантичного наповнення онімічних концептів реферат
Особливо виразно це проявляється щодо онімічних концептів. Перші, найчастотніші асоціації на онімічний стимул визначають його загальномовне...
Удк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова iconФреймове групування космонімів удк 811. 161. 2’373. 22: 524. 3 Карпенко О. Ю. Фреймове групування космонімів
Карпенко О. Ю. Фреймове групування космонімів; 12 стор.; кількість бібліографічних джерел – 9; мова українська
Удк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова iconУдк 811. 161. 2’373. 22 Карпенко О. Ю. Хрематонімічний фрейм та фантазії ономастів навколо нього
...
Удк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова iconУдк 81’23: 81’373. 2 Роль власних назв у когнітивній обробці
Така роль власних назв на розі не вивчалася і взагалі була невідома ні когнітивній лінгвістиці, ні класичній ономастиці. Маючи тільки...
Удк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова iconОлена Карпенко ббк 81. 031. 4 Удк 81’373. 2 Засади когнітивної ономастики когніція в перекладі з латини передається терміном пізнання
Однак буття, реальне існування власних назв, як І всієї мови, обмежується ментальним лексиконом людей. У мовлення може вийти тільки...
Удк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова iconМ. Чернівці, вул. Пумнула, 4а, (за ун-м «Рязань») т ф. (0372) 58-44-30, моб. 067-373-19-87, 050-91-293-91

Удк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова iconМоб. 8063 373-06-12 Искусственный облицовочный камень (декоративная плитка для интерьера) 01/ 03/ 2008г

Удк 81’373. 612 А. Н. Овчинникова iconМавольський, писар (поч. ХVІІІ ст.) 673 (133) Мавр Храбр, німец філософ (ІХ ст.) 612 (150) Магеллан Фернандо
Мазепа Ісаак (1884-1952), громадсько-політ діяч (1918) 25 (10, 11, 18), 77 (54), 89 (75), 165 (11)
Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©razom.znaimo.com.ua 2000-2014
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи